Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений, часть 2 (3)

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






продолжаемЪ..... (запоздавший дневникъ)

10 сентября (среда) 2008г. Сочи. В маршрутке №45. Вчера начал писать роман «Курсовая работа». Ура! Хотя бы начал. Как Ролл из Om. Кстати, у него неприятности – ему следует по воле родителей 2 года пробыть в Кэнада. Его это сильно не устраивает. Но! Такова судьба.

----------------------
здесь была запись такая... еслив хронометражности придерживаться.
----------------------

Ужасно, страшно, опасно, безумно, важно.
Напрасно, прекрасно, отчётливо ясно.
* * *
8 октября 2008 года. Пишу Вам, будущим поколениямъ… Завис. Перезагрузите меня!
* * *
19 октября 2008 года. Написал письмо матери. Отправляю ей готовые фотографии с Нового года. С Т., с Л., В.. Звонил отец – сказал, что вышлет посылку с мёдом, вареньем. Звонил А.-гитарист, звал на репетицию, интересно, что из этого выйдет?
Машинка печатная Brother Deluxe 1300 запылилась. Давно не нажимал клавиши.
«Из чёрной резины сделана власть…» - поёт сосед себе под нос. Забавно. У меня хорошие выходные, не считая, что достаточно одиноко. Вчера с Элл. ходили на фильм «Бразилия» Гиллиама. Мне понравилось, хоть и не первый раз смотрел, ведь и под хорошим французским вином я был. В голову пришла мысль – неплохое название для муз. группы «Чернила». Хотя…. Так себе.
Депрессия перерастает в репрессию над собой.




pLaZma::tRU






8rolls - "в процессе" или Легкий способ бросить курить.

"Если ты читаешь эти строчки, то ты определенно находишься в самом говняном промежутке своей жизни. Ты стал ничтожеством, не способным самостоятельно принимать решения и нести ответственность перед самим собой за свои поступки. Ты замкнул круг своего быта с помощью работы, семьи и дивана с телевизором. Тебя больше не радует секс, но он необходим, потому что так устроено твое тело. Ты не любишь никого на столько, что даже не способен полюбить себя. У тебя нет друзей, есть просто незнакомые тебе люди, которые претворяются твоими друзьями, так же как это делаешь ты. Ты живешь не в том городе, в котором хотел и работаешь не на той работе, на которую рассчитывал. Ты не сделал за всю свою жизнь ничего, о чем можно было бы вспоминать с гордостью. Ты - ничтожество. Признайся себе в этом. Пришло время что-то изменить, не так ли, мразь?"
Так начиналась книга, только что украденная мной на входе в метро. Знаешь, бывает, почти по инерции, оцениваешь обстановку: кто куда смотрит, кто смотрит на тебя, кто шагает, кто стоит. Потом, вдруг, идеальная секунда, ты как раз проходишь мимо столика, на котором разложенно дешевое чтиво - специально для безликой толпы метро, которая забыла дома свою недочитанную слюнявую драму, или только что закончила читать очередной похотливый романчик в одноразовом переплете. Не замедлять шаг. Глаза. Обложка под рукой. Турникет. Эскалатор. Осторожно, двери закрываются.
Я никогда ничего не крал. Кроме книг. Не помню почему я так решил - больше никогда не покупать книги, но со временем это вошло в привычку. Наверное всё же дело в том подростковом анархизме и радикальности взглядов, которые обычно приходят с музыкой панк и первыми каплями спиртного после школы, в мрачных дворах и подъездах непонятной части города. То есть, альтернатива обывателю - это правда, правда - это информация, информация имеет много проявлений, некоторые из которых - ложь, но только зная и правду и ложь(как одно из самых значимых проявлений правды) одновременно - ты можешь их отличить, и соответсвенно - сделать выбор. Так как идеология начинающего панка - альтернатива мировоззрению обывателя, то правду должны знать все, и еще - правду не нужно покупать. Но можно украсть. Ну всё это так, анархистская бредятина малолетнего подонка. Правды нет. Снаружи, по крайней мере. Зато она есть прямо в твоей заднице. Только копаться там мерзко.
В общем, я просто взял кусок информации и смешался с потоком людей, озабоченно вычитывающих из столбцов газет данные о падении рубля, самолетов, предствавителей порноиндустрии - политики и эстрады. Книга вызвала предвзятое отношение уже из-за названия. Первая же страница натолкнула на мысль, что хотя бы сэкономлю на туалетной бумаге. Вообще-то у меня есть своё место для "преобретения" книг. Магазинчик в одном подземном переходе. Там нет камер наблюдения, много стелажей расставленно на небольшом пространстве, что явно невыгодно для продавца, сидящего у входа. День через день, уже как минимум полтора года, за главного и единственного - дредастый чувак в огромных наушниках, из которых несет дабом, постоянно торчащий на стуле за кассой. Всё просто - заходишь, выбираешь, берешь, уходишь. Несколько раз я был на столько пьян, что не стал прятать книгу - просто взял её подмышку и вышел с ней как будто с ней же и пришел. Этот укурок никак не отреагировал. Там даже пищалок на выходе нет. А подборка книг в самый раз: от Буковски до Ремарка. Просто в этот раз я был действительно одним из тех, кто забыл свою метро-книжку дома. Лень было ехать в этот переход, так как еще недавно выпил две бутылки вина, и, учитывая общую слабость организма, и период жизни на который приходятся эти события, решил добраться до дома, выпить еще бутылку в ванной - лечь спать.
Последний вагон. Первый с конца. Выход сразу справа. День, весна, улицы, серый цвет. Серый? Серый - уже давно не актуально. Город цвета крыс. Не очень большая разница, но сделаем акцент на грязно-розовых хвостах."
Ванная - это хорошо, ванная с бутылкой вина - почти идеально. Я, конечно же, сказал, что собирался принять ванную, но это только условно, так как в моем доме она представляла собой общий душ в бомбоубежище под зданием. Я жил в коммуналке, маленьком островке недостроенного коммунизма. Люди моего возраста не успели впитать в себя всю прелесть идеи этого социального строя, зато им остались такие общаги, как мой дом. Один на всех душ, один на этаж туалет, три этажа на 150 - 200 человек. Коммуна, стенами и стереотипами, отгородившаяся от новой, "свободной" страны. Хотя, нельзя конечно сказать, что население этого острова существовало в утопичном мире. Двери в комнаты заперты, на двери в единственный подъезд домофон, никто не оставляет на общей кухне еду без присмотра, бельё сушат под надзором мужей, смирно, как бы невзначай, читающих газету на табурете у стены коридора.
Отпереть дверь в свою комнату, скинуть на застланный красным ковром пол рюкзак, снять одежду. Полотенце, резиновые тапки, вино, лестница обрамленная разваливающимися стенами, со второго этажа - под землю. Потолок кидается отсыревшей штукотуркой, тусклый заплесневавший свет от лампы, одиноко повесившейся между полом и потолком на длинном черном шнуре. Такие пейзажы особенно хороши под музыку в духе "транс". Три вонючие кабинки, ржавые шпингалеты, два вентеля и труба, из которой одной толстой струей льется незакрытая кем-то хлорированная вода. Попробуй перекрыть ледяной поток, не попав под него.
Несколько сложно пить вино в душе, но местные умудряются даже курить там. Нужно просто занять правильное положение под коммунальным микро водопадом. Вода не всегда реагирует на твои пожелания, просто открываешь оба вентеля, а она сама решает - когда окатить тебя кипятком, когда - наоборот. Так и стоишь, пока не кончится бутылка красного крепленного. В спину или темечко бьет укрощенная сила природы, стекает по ногам и проваливается в канализацию, в надежде обрести там очищение и свободу, пусть не на всегда, пусть до следуещей подрагивающей спины, но всё же. Хотя душ - и не ванная со всеми удобствами, такими как: горризонтальная вода, подставка для бутылки, пепельницы, сигарет, единение с собой - это всё равно неплохое место для воспоминаний. Сырость в воздухе располагает.
Эти пол года были не самыми лучшими в моей и без того унылой жизни. Унылой она кажется теперь, когда столько времени ничего не меняется. Даже в худшую сторону. Никак. Раньше я возможно считал иначе, но долгое отсутствие перемен затирает память до дыр. Иссушает её и крошит в пыль, так что остаются только образы, шелестящие на ветру по чужим пустым улицам. Уже больше шести месяцев я делю комнату в общаге с самим собой. Просыпаюсь под топот соседий, спешащих съесть скудный коммунальный завтрак перед работой, школой, университетом. Умываюсь, варю кофе на общей кухне, вглядываюсь в глаза, смотрящие на меня в ответ со стен, уклеенных несуразными плакатами. Глаза обнаженных девушек, накаченных стероидами мужчин, пушистых животных и сказочных персоонажей. Некотороые бросают удивленный детский взгляд, другие смотрят свысока, третьи подмигивают, мол: "всё правильно сделал!". Парад уродов на закопченых подгоревишими кастрюлями и чайниками стенах. Затем, обычно, выкуриваю сигарету перед залитым небом окном, запиваю её свежесваренным кофе, надеваю старое вельветовое черное пальто и выхожу под регулярный дождь, в котором круглый год тонет этот город. А дальше просто обычный день. Незнакомые люди толкутся на поверхности и в метро. От улицы несет, как от мокрой бездомной собаки. Ступени вниз, ступени вверх. В больших наушниках, с неудобно длинным шнуром, который приходится сворачивать и прятать в карман, шевелятся звуки неизвестного трека неизвестного исполнителя. Иногда в них можно узнать Курта, который своей смертью предсказал конец моего поколения. Хотя "поколение" - слишком общее слово. Вот, мимо пробежал бывший одногрупник. Костюм, рубашка, портфель, аккуратная стрижка и бородка, гладко выбритые щеки, все дороги ведут в оффис. Улыбка вечного служащего, девка в махровом халате дома, бутылочка пива перед сном, ненавящивый секс со своей свежевыстиранной половинкой и сны о новом... Доме, машине, работе, отпуске. У него всё получится. Несмотря на то что мы пьём одно и тоже кофе, иногда едим одинаковую пищу и ходим по одним и тем же улицам, выложенным одними и теми же пластами асфальта. У него всё выйдет, он выживет.
"Моё поколение" ждет своей участи в разваливающихся квартирах, когда-то давно недостроенных, частей города. Встречает рассвет за кухонным столом в окурках и пустых бутылках, играет странную, никому не нужную музыку в вечно сырых подвалах. Пишет стихи, которые не дает никому читать и копит деньги на еду. Мой день - это моё поколение. Он скользит по старинным обоям арендованных на окраинах квартир, пропахших носками и перегаром вперемешку с дымом южных "сигарет", парашутов и миниатюрных трубок. Алкоголь, кофе, даб, мрачные подъезды, засранные магазины с водкой и пивом, вот уже и вечер. Опять метро, опять слякоть, снова люди, поражающие своим сходством с муравьями. И сам ты как муравей. Ночь через ночь - работа на складе медикаментов. Сбор заявок для аптек, четырехэтажные стелажи высотой не меньше 6 метров, почти беспорядочно заваленные всевозможными средствами для продления этого дара свыше - жизни. Утро. Домой. Разглядывать свои стены. Рисовать на запотевшем окне. Дымить в зеркало стекла. Каждый день. Раньше было иначе. В том раньше, в котором дома ждала она. Пахло теплом, свежепорезанной зеленью и фруктами. Горел мягкий свет. Под потолком тихонько посапывал джаз. Листья вечной осени шелестели вдоль стен на таких же разноцветных нитках. И когда, раскидав свои шелковистые волосы по моей груди, она засыпала, прижавшись ко мне всем телом, всё внутри грелось детской мыслью, что завтра от меня точно никуда не сбежит.
Теперь я бегу от завтра. От сегодня, и от вчера. Бутылка пуста. Перекрыть воду. Полотенце, ступени, ключ, темнота, холод нестиранной постели, сон без снов. Завтра не наступит. Оно ушло вместе с ней. Сутки растянулись на полгода. Солнце не взошло. До скорой встречи, Курт.





Австрия

А на следующий день мы поехали в Вену, которая находится от Будапешта в трех часах езды на поезде.

Будапештский вокзал, где мы еле объяснились на языке жестов (сотрудники вокзала отказывались понимать все знакомые нам языки бгы), работает по принципу наших офисов Мегафона (очередь по чекам из автомата и по загорающимся в центре зала номерам).
Порадовали цены на междугородние билеты и их срок действия в течение четырех дней с момента покупки на неограниченное количество поездок бгы





Первое, что мы увидели на центральной улице Вены, это наперсточники. Фотки получились смазанные, так как заметив снимающих сие действо людей, то бишь нас, их в момент загородили широкие спины в куртках.



Вена, если честно, не особо впечатлила. А, может, времени мало было (всего каких-то жалких 9-10 часов). Просто большой мегаполис, а в центре группируются памятники культуры, в основном музыкальной.
Странная страна: несмотря на то, то все вывески, объявления, брошюры у них напечатаны на немецком языке, говорят они на своем собсвенном диалекте (смесь английского и немецкого), что поубавило мою уверенность при общении.

















Зато понравилась настоящая венская кофейня с настоящими австрийскими штруделями...




... и местный Парламент с Ратушей.







На площади Зигмунда Фрейда я пыталась выискать нечто, сочетающее в себе сознательное и бессознательное, но кроме мраморного стола с несколькими стульями, на спинках которых значились названия ряда стран (на мой взгляд, ничем не связанных друг с другом), ничего не нашла ыыы





Вечером уже уезжали домой, в родной Будапешт.








В студенческие годы был у меня приятель. Нет, о любви никто не говорит, раньше она нам была не нужна, ее заменяли тусовки, музыка и пиво. Это было давно, это было на севере, в маленькой вузовской общаге.

Я живу в Москве уже лет 13, у меня новое окружение, новый стиль жизни, я выросла в конце концов.

Приходит на "Одноклассники" сообщение - "позвони мне" и номер телефона.
Правильно, от этого приятеля.

Первая мысль - о чем говорить с человеком, которого не видела столько времени и который находится в 1500 км от Москвы?
Потом догадалась, он приехал в Москву.
Опять же - зачем, мы изменились, с его фото смотрит лицо, при взгляде на которое в голове звучат слова из песни - "Владимирский центраал, ветер северный.." (ёмаё, и откуда я их знаю?)

Как-то отметив с подругой приход очередных выходных, решила звякнуть.
"Привет, Саня"
"А это кто?"
"Алена"
"Алена?!?!!?! Какая Алена?!?! Ах, Алееена.."" (вот она показуха)
Бесполезный диалог, приукрашивающий действительность, начался. Бла-бла-бла.
Алкогольные пары дали себя знать - вранье из меня лилось нескончаемым потоком.
На утро я ощутила легкий приступ вины, я прикалывалась над ним, а Саша верил .

Через день в 10 вечера получаю таинственную смс - "ты уже спишь?"
Проигнорировала, но опять почувствовала вину. Бедный Саша, приехал издалека, надо бы встретиться, Москву показать..

Через пару дней звонок, в самый неподходящий момент, попросила перезвонить. Не перезвонил (или не понял, что надо перезвонить). И я решила, что не увижу Сашу еще лет 10.

Еще через пару дней - смс: "Что делаешь, а то я еще в Москве".
Госпидяя, только если еще через 10 лет...
Отвечаю: "Я за городом, буду в Москве только после 9 вечера".

"Как ты ОБЛАЖАЛАСЬ!!!"

Минут 5 я тупо смотрела на смс, минут 5 также на телефон, потом на мужа.
"Вот козееел!! Вот козееел!!"
У меня тут приступы совести, что отмазки леплю, избегая встречи с другом, а он...!

"Саня, это ТЫ ОБЛАЖАЛСЯ, ЧТО СЕГОДНЯ В МОСКВЕ ОКАЗАЛСЯ!!"
Даже стихами получилось.







© 1996-2010, СОЭКОН.