Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений, часть 2 (3)

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






Хочу

Скажите, если мечты озвучить, они сбудутся оперативно или не сбудутся никогда? На этот счет есть много разных мнений. Но я лично молчать не очень умею. Вернее, совсем не могу))
Вот бы меня спросили: а чего ты хочешь? И я бы сказала, что хочу свалить в Гоа месяца на два-три. С дочкой. И чтоб все хорошо было, комфортно и уютно. Что мешает? Собственная рефлексия, как всегда.




культурно, да?

Я хочу в театр и на концерт Сезарии Эворы.

И все это вместо того, чтобы дрочить писать две статьи: про Мегафон и Билайн.




Пиару.

Если подойти к любому начальнику и спросить: "Уважаемый начальник, хочешь пиару?", он, без сомнения, шумно выдыхая воздух и захлебываясь от собственной значимости, ответит: "Да! Я пиздец как хочу пиару!"

Но если потом того же начальника спросить: "А расскажи тогда, чем таким интересным занимается твоя фирма?", в 90% случаев начальник надуется как мышь на крупу и будет блеять про коммерческую тайну.
Так то.




Блять. Я сижу уже два часа и не могу написать пресс-релиз.
Туплю.
Понедельник.
Ненавижу пресс-релизы.
Ненавижу понедельники.




Сегодня я не спасла Лакшми

Дело было так. Приехала я сегодня за дочкой на дачу к свекрам. Ну собрались, свекровь всякой еды с собой надавала, уже почти уезжаем, как выясняется, что нет полиэтиленового пакетика, чтобы все туда сложить, ну, в смысле жрачку и шмотки.
Свекровь тут вспоминает, что все пакеты собралась выбросить и потому отнесла к гаражу. Иду к гаражу, вижу действительно лежит куча хлама, среди которой и пакеты. Начинаю искать подходящий, и натыкаюсь в одном из мешков на книжку Блаватской и деревянную фигурку Лакшми.

Тут надобны два пояснения, как именно эти вещи оказались среди мусора.
Во-первых, моя свекровь серьезно двинута головой на православии. Причем, в агрессивной, ксенофобской форме. Любое слово против, а также любая другая религия вызывают праведный гнев и немедленное желание сжечь оппонента на костре инквизиции.
Во-вторых, некоторым образом свекровь это желание реализует. То есть она маниакально сжигает всяческие еретические книги, которые в доме есть (это, в принципе почти все, если не классика и не Закон Божий). Именно сжигает. В камине.

Так вот. Приношу книгу и Лакшми в дом. Спрашиваю мамо, ждет ли их судьба камина и если да, то я заберу себе. Задать вопрос было роковой ошибкой, ибо третья свекровская страсть - направить всех на путь истинный и не допустить ереси. Мамо не будь дурой тут же говорит, что это типа случайно выкинули, и оно ей надо, но по роже видно, что врет. Но деваться то некуда, вещи формально ее. Просто так, взять и забрать я не могу.

И я уехала. Зная, что Лакшми сегодня же вечером сгорит в камине. Наверно уже сгорела. И мне так гадко от этого, ведь могла же спасти, а лоханулась.




Мое чудо






Семейное

Сколько я себя помню, моя тетка Неля всегда умирала. Семейная легенда гласит, что умирать она начала приблизительно в год моего рождения. Факт, что она тяжело и смертельно больна, и уже вот-вот и недолго ей осталось, всегда витал в воздухе.
За свою жизнь Неля прожила 25 лет с мужем, который ее в последствие бросил, родила и вырастила двоих детей, дождалась пятерых внуков, похоронила младшего сына и бывшего мужа. Недавно она отпраздновала свое 82-летие, а совсем уж на днях родился ее первый правнук.
Жизнь и смерть все-таки относительные штуки.
zuzzurellona девочка! Поздравляю с рождением сына! Дети - лучшее, что у нас есть.




Блядский дождь! Изгадил все планы. Собирались идти в парк, тратить деньги на катание на машинках и прыганье на батуте. Теперь придется их тратить в "большом магазине", как называет универмаг Крестовский Соня. Радости меньше, зато экономия.
И в гости к нам никто не приходит. Опять же из-за дождя.





Эссе о работе (Copyleft)

Эссе о работе

Ежедневно, кроме выходных, мы проводим вместе по девять часов - с десяти утра до семи вечера. Сорок пять часов в неделю. Если составить график жизни, то получится, что мы проводим друг с другом времени больше, чем с женами, родителями, друзьями. Больше, чем спим. Больше, чем отдыхаем.
Мы - сослуживцы. Коллеги. Мы небрежно пользуемся профессиональной лексикой - прайсинг, мерчендайзинг, кросс-промоушн, холд-бэк и мисандерстендинг, мы называем склад стоком, а запчасти - спейрес, мы освоили способ разговора по двум телефонам и е-мейлу сразу. Мы влились во всемирный рыцарский орден менеджеров, в самую массовую секту, обрядившись в ритуальный темный однобортный костюм, черные ботинки и неяркий галстук. Отличительные знаки нашего теневого ордена - торговые марки. Рядовые носят Benetton, сержанты - Berghaus. Звание лейтенанта присваивается с покупкой пиджака от Pierre Cardin. Майор одевается в Hugo Boss, полковник носит Gucci. Пришиваемая вручную подкладка генеральских мундиров снабжена магическим квадратом с надписями Armani, Versace, Ermengildo Zegnia. Наша медаль "За отвагу" - золотой Parker в нагрудном кармане, наш орден Ленина - Patek Phillipe на левом запястье. Tissot и Longines мы дарим нашим солдатам за храбрость.
В наших родовых замках - свободная планировка, дубовый паркет, кондиционированный воздух с запахом сосны, гостевые ванная и туалет, подземный гараж и дрессированный консьерж, который сохраняет правильное выражение лица в любых ситуациях. Мы не демонстрируем знакомым боевые топоры с насечками по количеству убитых врагов - мы заслуживаем уважение квадратными метрами. Вместо "он сбил двух фрицев под Ейском" мы говорим "у него сто сорок квадратов на Октябрьской".
Наших политруков зовут GQ, FHM и XXL. Мы не задаем вопросов. Они не могут ошибаться. Они знают ответы на все вопросы. Будь готов. Будь в строю, говори, думай и делай как говорят. Веди себя по уставу. Любимый галстук лимонного цвета вместе с очками с голубыми стеклами отправляются на свалку. Мы пристроились и мимикрировали, скрыв за бизнес-прическами свой испуг перед жизнью. Мы храбримся и делаем вид, что мы состоялись. Мы продаем ничего для никого и получаем за это деньги, чтобы купить другое ничего. И чем больше ничего мы можем купить, тем полнее мы думаем, мы живем.
Место, где мы проводим большую часть жизни, похоже на морг, каким он бывает в американском кино. Цветовой спектр - от белого к светло-серому. Цветные и яркие детали, будь-то кофейная кружка или плакат, выглядят чужеродно и шокирующе, как порножурнал в школьной библиотеке. Иногда, бросая вялый вызов моргу, мы делаем перестановку мебели, бессмысленно меняя порядок серых кубов в белой комнате. Странно, как будто передвижением ящиков с телами можно сделать обстановку в мертвецкой более непринужденной.
Мы - японская поп-группа, поющая на английском. Мы запятнали честь нашего древнего самурайского рода, но и это не станет для нас пропуском в чарты биллборда, слов все равно не разобрать. Мы - самозванцы. Признаком завоеванной свободы считается возможность поздно приходить на работу либо не ходить на нее вовсе, проводя время в фитнес-центрах, ночных клубах и борделях. Часто все три заведения оказываются под одной крышей и с той же вывеской.
Мы разучились совершать даже самые простые действия, не подвергая их ненужному анализу. Утренняя молитва у людей нового тысячелетия уступила место диалогу со вторым "я" у открытого холодильника. Мы научились относиться к продуктам, как к врагам, сразу оценивая потенциального противника на количество калорий и вредность. Итак, яйца, хлопья, бекон (сальмонелла, сублимат, холестерин). Раньше я давился йогуртом, успокаивая себя тем, что пусть невкусно, зато полезно. Съеденный йогурт был индульгенцией за пять сигарет. А вот недавно я прочитал в GQ, что йогурт губительно влияет на мозг. Черт, я так и знал. Похоже, в наше время безопаснее всего курить.
У меня на кухне - с десяток хитроумных дивайсов для приготовления кофе. Итальянская эспрессо-кофеварка, армянская турка, вьетнамская ситечко-кастрюлька, французский пресс, американская фильтр-машина. Если бы ко мне в гости пришли вьетнамец, турок, американец и итальянец, каждый из них мог бы рассчитывать на аутентичный кофе. Но они не придут. Ко мне вообще не ходят гости. Зачем им ходить ко мне? Я не обсуждаю с ними икеевскую мебель и телесериалы, я не напиваюсь под ритуальные мужские разговоры о любовницах и бизнесе, мне плевать на женские истории о детях. Я не умею дружить. Я социопат. Часто я смотрю в окно и представляю, как все эти дома внезапно сотрясает мощная взрывная волна от сброшенной пару секунд назад на Тверскую атомной бомбы. Тогда бы я выскочил на улицу и стал бы орать тебе в лицо: ну что, дождался?! Что ты видишь умирая - аристоновский холодильник? "Рено Меган" турецкой сборки? Зато первый взнос небольшой, страховка да каско, салон - нет, я кожаный не стал делать. Ребенка, который в детстве мечтал быть космонавтом, а вырос алкоголиком?
Ты прожил тридцать лет, ни разу не познав, каково это - пробираться влажными джунглями с "калашниковым" на шее или убегать берлинскими подворотнями от преследующих тебя агентов Ми-5. Все, что ты делал, - старался вкуснее пожрать, больше выпить и изощреннее потрахаться. Ты - банальность, вчерашняя новость, дешевое повидло. Я убью тебя, потому что у тебя - мое лицо...







© 1996-2010, СОЭКОН.