Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений, часть 2 (3)

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






Эссе о работе (Copyleft)

Эссе о работе

Ежедневно, кроме выходных, мы проводим вместе по девять часов - с десяти утра до семи вечера. Сорок пять часов в неделю. Если составить график жизни, то получится, что мы проводим друг с другом времени больше, чем с женами, родителями, друзьями. Больше, чем спим. Больше, чем отдыхаем.
Мы - сослуживцы. Коллеги. Мы небрежно пользуемся профессиональной лексикой - прайсинг, мерчендайзинг, кросс-промоушн, холд-бэк и мисандерстендинг, мы называем склад стоком, а запчасти - спейрес, мы освоили способ разговора по двум телефонам и е-мейлу сразу. Мы влились во всемирный рыцарский орден менеджеров, в самую массовую секту, обрядившись в ритуальный темный однобортный костюм, черные ботинки и неяркий галстук. Отличительные знаки нашего теневого ордена - торговые марки. Рядовые носят Benetton, сержанты - Berghaus. Звание лейтенанта присваивается с покупкой пиджака от Pierre Cardin. Майор одевается в Hugo Boss, полковник носит Gucci. Пришиваемая вручную подкладка генеральских мундиров снабжена магическим квадратом с надписями Armani, Versace, Ermengildo Zegnia. Наша медаль "За отвагу" - золотой Parker в нагрудном кармане, наш орден Ленина - Patek Phillipe на левом запястье. Tissot и Longines мы дарим нашим солдатам за храбрость.
В наших родовых замках - свободная планировка, дубовый паркет, кондиционированный воздух с запахом сосны, гостевые ванная и туалет, подземный гараж и дрессированный консьерж, который сохраняет правильное выражение лица в любых ситуациях. Мы не демонстрируем знакомым боевые топоры с насечками по количеству убитых врагов - мы заслуживаем уважение квадратными метрами. Вместо "он сбил двух фрицев под Ейском" мы говорим "у него сто сорок квадратов на Октябрьской".
Наших политруков зовут GQ, FHM и XXL. Мы не задаем вопросов. Они не могут ошибаться. Они знают ответы на все вопросы. Будь готов. Будь в строю, говори, думай и делай как говорят. Веди себя по уставу. Любимый галстук лимонного цвета вместе с очками с голубыми стеклами отправляются на свалку. Мы пристроились и мимикрировали, скрыв за бизнес-прическами свой испуг перед жизнью. Мы храбримся и делаем вид, что мы состоялись. Мы продаем ничего для никого и получаем за это деньги, чтобы купить другое ничего. И чем больше ничего мы можем купить, тем полнее мы думаем, мы живем.
Место, где мы проводим большую часть жизни, похоже на морг, каким он бывает в американском кино. Цветовой спектр - от белого к светло-серому. Цветные и яркие детали, будь-то кофейная кружка или плакат, выглядят чужеродно и шокирующе, как порножурнал в школьной библиотеке. Иногда, бросая вялый вызов моргу, мы делаем перестановку мебели, бессмысленно меняя порядок серых кубов в белой комнате. Странно, как будто передвижением ящиков с телами можно сделать обстановку в мертвецкой более непринужденной.
Мы - японская поп-группа, поющая на английском. Мы запятнали честь нашего древнего самурайского рода, но и это не станет для нас пропуском в чарты биллборда, слов все равно не разобрать. Мы - самозванцы. Признаком завоеванной свободы считается возможность поздно приходить на работу либо не ходить на нее вовсе, проводя время в фитнес-центрах, ночных клубах и борделях. Часто все три заведения оказываются под одной крышей и с той же вывеской.
Мы разучились совершать даже самые простые действия, не подвергая их ненужному анализу. Утренняя молитва у людей нового тысячелетия уступила место диалогу со вторым "я" у открытого холодильника. Мы научились относиться к продуктам, как к врагам, сразу оценивая потенциального противника на количество калорий и вредность. Итак, яйца, хлопья, бекон (сальмонелла, сублимат, холестерин). Раньше я давился йогуртом, успокаивая себя тем, что пусть невкусно, зато полезно. Съеденный йогурт был индульгенцией за пять сигарет. А вот недавно я прочитал в GQ, что йогурт губительно влияет на мозг. Черт, я так и знал. Похоже, в наше время безопаснее всего курить.
У меня на кухне - с десяток хитроумных дивайсов для приготовления кофе. Итальянская эспрессо-кофеварка, армянская турка, вьетнамская ситечко-кастрюлька, французский пресс, американская фильтр-машина. Если бы ко мне в гости пришли вьетнамец, турок, американец и итальянец, каждый из них мог бы рассчитывать на аутентичный кофе. Но они не придут. Ко мне вообще не ходят гости. Зачем им ходить ко мне? Я не обсуждаю с ними икеевскую мебель и телесериалы, я не напиваюсь под ритуальные мужские разговоры о любовницах и бизнесе, мне плевать на женские истории о детях. Я не умею дружить. Я социопат. Часто я смотрю в окно и представляю, как все эти дома внезапно сотрясает мощная взрывная волна от сброшенной пару секунд назад на Тверскую атомной бомбы. Тогда бы я выскочил на улицу и стал бы орать тебе в лицо: ну что, дождался?! Что ты видишь умирая - аристоновский холодильник? "Рено Меган" турецкой сборки? Зато первый взнос небольшой, страховка да каско, салон - нет, я кожаный не стал делать. Ребенка, который в детстве мечтал быть космонавтом, а вырос алкоголиком?
Ты прожил тридцать лет, ни разу не познав, каково это - пробираться влажными джунглями с "калашниковым" на шее или убегать берлинскими подворотнями от преследующих тебя агентов Ми-5. Все, что ты делал, - старался вкуснее пожрать, больше выпить и изощреннее потрахаться. Ты - банальность, вчерашняя новость, дешевое повидло. Я убью тебя, потому что у тебя - мое лицо...





Поупражняюсь-ка я запихивать посты под кат...

и заодно, обедая булочкой с кефиром, напишу-ка о том, о чем хочу написать.
Когда я уезжала в Париж, новый друг - француз Микаэль, который был в Киеве тем летом на стажировке и возвращался в свой Сьянс-По на месяц позже меня, прислал мне такую штуку - Paris Bons Plans - список того, что мне стОит сделать, где стОит побывать и т.д.
Другой Миша, на этот раз русский, который жил в моем общежитии и кормил меня время от времени солянкой, писал так называемые "отчеты", в основном о путешествиях их (нашей) компании (я с ребятами не ездила).
Еще один знакомый, на этот раз не Миша, когда ему надоедало писать лекции, писал рассказы на отвлеченные темы.
А я, когда мне надоедало писать лекции, чтобы не нервировать  профессора ничегонеделанием, начинала писать свои "мемуары". Профессор потом удивлялся: "Я вижу, Вам было очень интересно, мадемуазель, Вы писали, не поднимая головы!" :-). А я хотела написать пером, чтобы потом не вырубить и топором, о тех мелочах, о которых был предыдущий пост. Писала я это все на любимых французами и мною, линованных, как миллиметровка, листах А4, с дырками сбоку, чтобы складывать их в папку-скоросшиватель, производства фабрики Клерфонтен. И привезла тоненькую зелененькую папочку домой. Поскольку лекции я писала все-таки чаще, чем эти заметки, вот что еще не дождалось своего часа и что я хочу запостить сюда:
(в беспорядочном порядке, список будет со временем пополняться, LJ Bons Plans)
вечеринки в общежитии; студенты на лекциях; прогулки по набережным; внешний вид; в общественных местах; бюрократия; ТВ; почему в кафе не было свободных мест; что я не понимала; первые дни; последние дни; в промежутке; привычки; что такое хорошо и что такое плохо; о чем я жалею; смешные случаи...





Франсуаза Саган, "Смутная улыбка"

* Париж принадлежал мне. Париж принадлежит людям раскованным, непринужденным, я всегда это чувствовала, но с болью — я этими качествами не обладала. На этот раз он был мой, мой прекрасный город, золотистый и пронзительный, такой, «что даже выдумать невозможно».




Бессонница

Эх, не заснуть мне....
Опять считаю, бля, барашков...

Барашки всё, барашки...
От холода по заднице мурашки!

Какие жирные красивые барашки...
Мда... Где бы мне коня и саблю взять?
Тогда б я порубила всех вас на кебабы,
Ну, или там хотя бы на шашлык...
Да, жаль, нельзя, и мне б тогда настал "савсэм кердык", -
Ведь грозный ваш чабан уже стреляет вслед...

Куда там! Конь мой быстр,
Звенят копыта россыпью монет...




2001




заболела

Заболела. В соплях и с кашлем. Но расстраивает не это. Расстраивает, что ВСЮ жизнь ВСЕ мои новые работы начинались с моей болезни. Не, я считываю меседж тушки тела. Она, глупая и тупая, эта тушка, действует всегда напролом. Но задолбала отчетливо.
Ничто из материального не перестраивается медленнее человеческого организма.




***

Звонил БМ, поздравлял с ДР. Я его не узнала. Сначала вежливо ответила "спасибо", силясь угадать с кем говорю. По моим интонациям, он видимо догадался, что я в непонятке. "Не узнала? Это Резван"
"Резван????" - подумала я, зависая еще на 10 секунд. "Резван - это же я?" - мелькнуло в голове. Потом поняла. Но так и проговорила оставшееся время, не узнав голоса.
Все такое чужое. Все так давно прошло.




виш лист

А как вы думаете писать в ЖЖ виш лист деньрожденешный это прилично или не очень?
И вообще, как вы к виш листам относитесь?




текущее

Мое рабочее место, за которым я не работаю, находится в спальне, в которой я не сплю.
Спальня, в которой я не сплю, используется как помещение для хозяйственных нужд моего бестолкового хозяйства, которое я не умею вести.
Например, там сушится белье на сушилке.
Так вот, когда я сижу на своем рабочем месте и не работаю, рядом стоит несобранная сушилка, на которой не сушится белье.
Так как она пустая, и как бы незаметная, я, не замечая ее (что безусловно логично) каждый раз вставая со своего рабочего места, за которым не работаю, натыкаюсь на нее, произнося непедагогичное "блять!!".
И вся моя прочая жизнь обстоит примерно также.







© 1996-2010, СОЭКОН.