Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений, часть 10 (27)

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






Засыпали под Сплин и орали инди рок
"хочу чтоб ты приходил ко мне утром,видел меня ужасную,мы пили кофе ,курили,а потом купались в одежде,засыпали под Сплин,и орали инди рок. и я люблю разговаривать если че ; ))) Обо мне: глупая,злая. эгоистка,нервная. курю,пью,матерюсь."

Если, че, девушку зовут - Марьё Вотумора. Марьё, вот ты умора...





о наболевшем 156.49 КБ



Ко мне недавно приезжали две девочки из Белоруссии на съемку. Я хочу рассказать, насколько я была рада с ними работать. Дело не в том, что это два свежих лица, которые удивительно приятно снимать. Дело в отношении.

Во-первых, тот факт, что девушки из маленьких городков и еще не обтерлись в Москве, делает их удивительно скромными, работоспособными, корректными. От них не услышишь: я устала, мне так не удобно, я в этом не буду фотографироваться. Только после 8-часовой съемки одна из них призналась мне, что до "обеденного" (2 листика салата - это обед, ага) перерыва очень устала и была рада, что я им предложила часок полежать отдохнуть. А естественные позы на фотографиях, на самом деле, жутко неудобные для самих девушек: надо тянуть шею, сохранять осанку, сидеть долго в одной позе.

Во-вторых, девушки действительно занимаются модельной карьерой, а не всем тем, что около модельного бизнеса. У них есть уважение к фотографу, который все-таки главный (после креативного директора или директора модельного агентства в моем случае) на съемочной площадке. Никто не клянчил "покажи, что получилось" и не надувал губы на мой отказ. Да, я считаю, что во время съемки лучше не показывать ничего самой модели, чтобы не отвлекать ее от процесса съемки. У них полностью отсутствовало кривляние, которое я просто не переношу в моделях. Умение, способность позировать и кривляться перед камерой две совершенно разные вещи.

Наверное, я неправильно себя позиционирую, когда сама приглашаю девушек позировать мне, потому что каждый раз происходит одна и та же история. Внешне красивые девушки совершенно не умеют позировать, кривляясь перед камерой. Девушки рассказывают мне, как нужно снимать. А самое страшное - это отдавать им фотографии.
Я отношусь к тому типу людей, которые ради одного идеального кадра делают дубли. Я не ловлю "кривление" модели (все попытки так себя вести не увенчались успехом), я пытаюсь придумать интересную позу, а дальше с помощью дублей буквально по миллиметру ее выверять, по чуть-чуть двигая свет, модель или себя в пространстве. Только так с хирургической точностью рождается интересная картинка. И из каждой позы она одна, одна единственная. Я не люблю случайности в фотографии. Ведь я же занимаюсь постановочной съемкой.
Поэтому меня лично очень удивляют и даже вызывают досаду просьбы отдать непременно все-все фотографии на диске, пусть даже необработанные. Мне кажется дурным тоном отдавать модели необработанные фотографии, не могу себе представить, что кто-то другой будет делать что-то с ними. Все-таки я стараюсь работать над конечным продуктом, который отдаю модели (и я думаю, что мне не дадут соврать, я обрабатываю и отдаю по максимуму), поэтому мне странно, когда у меня просят помимо конечного продукта еще и полуфабрикаты или продукты с браком. Особенно странно, когда речь идет о "творческой съемке", ну заплати - и будет тебе 200 фотографий на диске + 10 обработанных (каждая следующая по 500 рэ/кадр)...

Возвращаясь к девочкам из Белоруссии я хочу сказать, что мне удивительно приятно доверие и их, и их руководителя, которые действительно вместе со мной работали над казалось бы простыми кадрами, но они доверяют мне в выборе ракурса и позы, они доверяют мне в отделении зерен от плевел. Это удивительно приятно.

Наверное, фотограф - это не только тот, кто жмет на кнопочку, но и тот, кто часто знает, как лучше.
Да, "мне не дают покоя лавры" некоторых западных фотографов, например, Стивена Мейзела, который открыл множество моделей: именно после его "видения" их красоты они становились востребованными. Все-таки от фотографа часто зависит, как модель в будущем будет себя преподносить. Это мое убеждение. И тем более и неприятнее, когда модели не доверяют фотографу и суют свой нос в фотокухню.

PS - Этот замечательный и нелогичный пассаж не относится к "заказной" съемке, когда фотограф, действительно, жмет на кнопку, а обрабатывают специалисты, когда четко оговорено количество фотографий на выходе, когда есть целый штат стилистов-визажистов-креативщиков, которые на съемке создают картинку, а задача фотографа ее красиво снять. Более того, часто в таких съемках фотограф снимает сразу в компьютер, все фотографии забирает фирма-заказчик.

PPS - Да, хочу сказать еще, что, несмотря на серьезнейший топ-пост о требованиях к съемке, именно с Н.А. приятнее всего работать из всех московских моделей.






Сниму квартиру в центре города Ребята, нужна однокомнатная квартира в центре города. Поможите чем можите плс.

А вообще куда посоветуете обращаться?
Агенства, Интернет, Гинд, Знакомые ?
У кого есть опыт в этом деле посоветуйте че-нить.




Мент и PCP Возможно, эта история, пройдя сложный путь роутинга от непосредственого
участника событий до меня, обросла выдуманными подробностями и
домыслами, но суть осталась нетронутой.

Итак, зима, начало декабря. По одной из станций московской подземной
сети метрополитена перемещается Разум, бренное тело которого волочится
где–то по пятам и вдалеке: бренное тело колбасит от стандартной дозы
PCP, употребленной интраназально около получаса назад, и оно уже
практически несовместимо с медленно летящим мимо турникетов и уборщицы
разумом. Наш герой идет к поджидающему его эскалатору, при этом у него
где–то на заднем плане светит лампочка красного цвета, напоминающая, что
он следует в пункт Б из пункта А и должен доставить в пункт Б сто
пядьсетят грамм кристаллического PCP, заныканого в подкладке пиджака.
В это время молодой сержант семейства "мент–метромент подземный" стоит,
выискивая в толпе кавказцев, чтобы проверить у них документы — последнее
время сильно распространены серийные опера и сержанты с самонаведением
на ЛКН. То ли странная плывущая походка, то ли черные маслянистые от
пэ–цэ–пэ глазки нашего хаймена привели мента в состояние крайней
заинтересованности, и он попросил документы. Когда вместо паспорта он
получил ответ "паспорт не есть элемент текущей плоскости бытия" или
что–то вроде этого, сержант потащил курьера в отделение.
В отделении никого не было — дежурный опер ушел успокаивать зареванную
обокранную тетку на платформе и разводил пробегающего мимо студика на
"побыть понятым". Итак, наш сержант грубо нарушает правила, без понятых
обыскивает почти одеревенелого психонавта и быстро находит инородные сто
пятьдесят грамм Phenylcyclidine–непомнючисло.


Мент следует правилам только что посмотренного полицейского боевика, где
бравые американские полисы пробуют герыч на язык и причмокивают на тему
"мда, типа, это самая чистейшая партия, грамм по сто двадцать баксов и
все такое". А именно — он надрывает пкакетик с PCP, сует туда палец,
слизывает (слизывает 7–8 стандартных доз, заметьте) и говорит "че, с
лубяны геру везешь?" демонстрируя тем самым и полную неосведомленность в
вопросе работы по бобрам и прочим психонавтам.
Торч уже не деревенеет, он бетонизируется и прорастает стальной
арматурой, разум тихонько приходит в бренное тело, на которое уже
пишется протокол –сержантик рад, что ему посчастливилось взять торча с
огромным количеством "геры" и еще тепленьким: торч, естественно, не
сможет точно сказать, были понятые или нет.
Торч на стуле ждет своей участи, отходит помаленьку от PCP. Мент пишет.
Минут через пятнадцать вдруг…

… мент внезапно перестает писать, встает, свалив стул; вытягивает шею,
в глазах его видны последние отчаянные попытки крыши вцепиться в
основание и не улететь, затем искра разума тухнет; мент еще находит в
себе силы поднять табельное оружие, задирает ствол вверх, вздрагивает в
последний раз и застывает. Сержант ушел в астрал.
Дежурный, разбирающийся с обокранной теткою, тем временем не вернулся,
торч забрал протокол, товар, взглянул на футуристическую статую
"Отстреляться от ангелов" и скрылся на давно поджидавшей его ленте
эскалатора.
Что потом случилось с сержантом — история умалчивает, я приведу только
справку: по данным, после 7–8 доз псп крыша встает на место с
верятностью около 20–30 процентов, да и то дней через пять.

Вот так нашел сержант на свою ж… пу приключений

Мораль — не палите психонавтов, это чревато.







© 1996-2010, СОЭКОН.