Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






Хочется...

романтики, цветов и стихов.
Весны, счастья и бабочкиных крылышек..))

Иду сеня на концерт Розенбаума.




Ой...

Хто я...
Где я...
мама мия...
впереди прогулка по мокрым улицам, кофе, завтрак.

- размышлять о смысле жизни - не хочу.
Не стоит оно этого.




Хочу!

гулять сегодня по Москве с кофе в одной руке рядом с приятными людьми.
Так что не теряйтесь!)
Мобила где-то в постах болтается, или комментите))

П.С. Про львицу и прайд - это была цитата из фильма:)




мдя...захламила вам всю френдленту)))

а не могу иначе
правда через полчасика пойду спать, так как все таки на работу...
А завтра - какое счастье - пятница)))

Интересно опоздаю ли я на работу...(риторика)

А еще - ценю в людях искренность..ее так мало...




К теме искренности...

Может стоит играть, выдумывать, изображать холодность и не приступность.
Я, наверное, не умею или ленюсь, прикрываясь лозунгом - любите меня такой какая я есть)
Хотя может так и надо, а если людям не нужна моя искренняя радость при их звонках и наших встречах, то они их и не заслуживают.

Я тебе очень рада, просто тому, что ты есть.




Думаю...

чем бы занятся сегодня вечером....
есть варианты, тока ни там, ни там пока ничего определенного...((
Стол напоминает руины Помпеи)))
На улице дождь такой - а я без зонта((

Радует только висюлька любимая на шее, да шуточная пикировка с начальником юридического департамента..)
у кого какие планы?:)




Тут случилось событие - мне позвонил папуля с вопросом, планирую ли я сегодня приехать домой. на что получил резонный ответ, что да, так как надо к понедельнику переодеться.
В дальнейшем было высказано, что типа я не приезжаю домой а кошки голодают..При всем при этом мне регулярно скидывают код,который невозможно обновить без заезда в квартиру. Логика отсутствует. При этом я ясно слышу голоса мамы и сестры на дальнем фоне. Которые просят на меня повлиять.

Мило, когда у людей нет возможностей влиять на мою жизнь и они хватаются за какие-то надуманные моменты...)

Меня всегда умиляли боязни родители о том, что сопьюсь, сгуляюсь, сколюсь..)))
Хотя, возможно, они учитывали мой настырный максималистичный характер.. Хотя мне кажется я им льщу..)))

ПС - хотя я их все равно люблю.




Вашу... собственно

какого фига звонить мне и молчать в трубку...
блин... хотите говорить - говорите, не хотите - не звоните..




Пойду ка я

в Московский музей современного исскуства..) Интересная там выставка фотографий, опять же сегодня последний день)
так что если кто хочет - присоединяйтесь)




Впечатления...

За те два часа, что я провела в ветеринарном центре, пыталась вызвонить и пригласить друзей и френдов пойти со мной  на выставку. Совершенно напрасно, и сейчас, вспоминая это, только радуюсь.

Наедине с собой и фотографией.
Что-то воспринималось тяжело - что-то просто возмущало - к примеру серия венесуэльского фотографа "Все святые мертвы". Классики - группа Manual и Джордж краузе - совершенно не задели, кроме, пожалуй, серии испанских фотографий Краузе и его же "Абрис, Рим, Италия".
Намного ближе оказались работы молодых :
Филипп Паш - "Лунная Анна", "Рот" - черно-белая фотография смутных эротических образов.
Серия Марка Асина "Дядя Чарли" - семейные фотографии.
Больше всего меня впечатлила серия Франка Ятруса "Примитивное поведение"  - красота человеческого тела в слиянии с природой...
Пожалуй, фотографией из этой серии "Стив-ритуал" я могла бы любоваться бесконечно - она прекрасна.
Выйдя на улицу, после  выставки я увидела множество разных красивых и не очень людей, с их образами, боязнями и страхами.
Получающими удовольствие от себя и окружающего мира.







Монах

ОТДАЙ СВОЁ ТЕЛО, ОТДАЙ СВОЮ ДУШУ


Гордееву все считали красивой, только выражали это по-разному – в зависимости от собственного возраста и отношения к женщинам. Некоторые говорили, что она хорошо сохранилась, кто-то говорил, что она уже теряет привлекательность, кто то просто говорил, что она красива. Она всегда была приветлива со студентами и никогда не сводила счеты, не вымещала своей злобы на других – словом, всего того, что делает из человека преподавателя. В Казань она переехала всего несколько лет назад, тем не менее, у неё уже сложились хоро-шие отношения со многими. Несмотря на то, что всю жизнь она прожила в Петербурге, она легко прижилась в Казани.
Её предмет читался достаточно долго, для того, чтобы она могла помнить многих сво-их студентов; её помнили почти все. Но для неё они все были студентами, учениками – редко друзьями, которых порой необходимо воспитывать. Но так было не всегда.
Осенний день не предвещал ничего необычного, должна была быть первая лекция у какой-то группы, потом совещание; ближе к вечеру она рассчитывала сидеть дома и непри-нуждённо беседовать с домашними. На улице красиво падали листья. Их ярко-жёлтый цвет нравился Гордеевой. Листья везде одинаковы – в Казани, в Питере, Москве… да где угодно, думала Гордеева. Ей всегда нравилось наблюдать за листопадом.
За этими мыслями она не сразу заметила студентов, заходящих в аудиторию. Услышав их шаги, она обернулась машинально в сторону двери и стала с интересом разглядывать свою новую группу.
Человек, интересующийся, всегда может разбить коллектив на несколько небольших групп со сходными целями и интересами. Их много – лидерство, популярность, эпатаж, просто веселье. В каждой группе есть лидер, его можно выделить по незначительным особен-ностям поведения и разговора – он всегда горд, всегда знает себе цену и уверен в том, что его всегда слушают. В студенческих коллективах выделяются так же старосты. Они всегда хитры, шустрее других, всегда чем-то озабочены. Каждый преподаватель знает всех своих старост в лицо, в журнале напротив их фамилий стоят крестики. Негласно старостам выстав-ляется немного завышенный балл.
Но иногда в группах и коллективах попадаются те, кто абсолютно игнорируют коллек-тив. Их мало волнуют события, окружающие их, они не признают лидеров и правил. Оши-бочно может показаться, что эти бесстрашные воины собственных войн являются наиболее конфликтными. На самом деле, они просто противятся естественному желанию коллектива и лидеров затесать их в серую массу.
Гордееву всегда интересовала подобная расстановка приоритетов в группе. Поэтому она внимательно разглядывала входящих. Первым показался коренастый парень с самодо-вольным выражением лица. Он что-то громко говорил. По всем правилам, его должны были уже давно поставить на место товарищи. Но это не произошло – значит, это лидер. Гордеева быстро придумала ему прозвище, как делала всегда. Следом за ним вошло ещё двое ничем не примечательных студентов оживлённо о чем-то беседовавших. За ними показался парень с папкой и ранцем за плечами. Староста, решила Гордеева. Входящие следом не вызывали у неё отдельного интереса.
Неожиданно она почувствовала некоторую тяжесть в груди. Она почему-то посмотре-ла в сторону двери. Ей стало не по себе. В аудиторию не торопясь входил парень, одетый во всё черное. Его одежда была похожа на одежду какого-то тайного ордена. На пальце был перстень в виде пятиконечной звезды, пентаграммы. Входя, он снял капюшон и поклонился ей. Его взгляд был тяжел, другие студенты его сторонились. Гордеева отметила, что когда он отвел от неё свой взгляд, ей стало легче. Монах. Она начинала бояться его.
Между тем, он прошел к задним рядам и спокойно сел. Разговоры вокруг него смолк-ли. Она начала занятие с переклички, при этом она не сводила глаз со странного студента.
Институт – не армия и отзываются на свою фамилию все по-разному. Она вниматель-но прислушивалась к ответам. Заметив в списке фамилию «Тёмных», она уже догадывалась, кто на неё отзовётся, и ждала этого.
- Тёмных?.. – зал притих. Они тоже боялись.
- Это я. – Он отвечал спокойно и, что поразило её, безо всяких эмоций в голосе. Кроме того, он смотрел ей в глаза.
Ей понравился его голос. Он пугал и притягивал её одновременно – сильный, звучный, немного приглушенный. Таким голосом разговаривали вампиры в старинных книгах, поду-мала она.
На протяжении всей лекции он внимательно слушал её, отвечал на все вопросы уве-ренно и со знанием дела. Когда она закончилась, студенты начали выходить по одному из аудитории. Среди них были те, кто подходил к её столу задать какие-то вопросы, староста подошёл с журналом. Она выслушивала их и отвечала обстоятельно, но мысли её были не там. Ей самой хотелось задать один вопрос, интересовавший её больше всего, но она не решалась на это. В сущности, даже если бы она задала его, вряд ли кто-нибудь смог бы дать исчерпывающий ответ. Время от времени она находила его глазами в аудитории.
Он уже в конце лекции собрал свои вещи и просто сидел, смотря, даже изучая её. До-ждавшись, когда все, наконец, покинули аудиторию, он медленно направился к выходу. Гордеева собирала свои вещи. Неожиданно она выронила свою ручку. Монах, проходивший в это время мимо кафедры, поднял её и передал Гордеевой. При этом он посмотрел на неё. Привычное «Спасибо» осталось у неё в горле. Они только обменялись взглядами. Гордеева понимала, что это уже основательно перешло все границы отношений – между преподавате-лем и студентом, между ней и молодым парнем, но ничего не могла сделать. Этот загадочный студент стирал все грани её устоявшейся жизни, не замечая этого, либо презирая эти грани. Выходя из аудитории, он в последний раз остановился и, обернувшись, оставил на ней долгий взгляд. После этого он резко обернулся и, надев капюшон, покинул помещение.
Гордеева уже собрала все свои вещи в сумочку, но оставалась стоять на своём месте. Она была сбита с толку.
Она бессильно опустилась на стул, пытаясь разобраться во всём. Больше в этой ауди-тории занятий не должно было быть, поэтому она могла не покидать её до самого вечера.







© 1996-2010, СОЭКОН.