Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






#457 Про мой город... вспомнилось вот и нашёл

Катастрофа в Лебяжьем Лугу. 27 августа 1992 года в 22 часа 45 минут диспетчер Ивановского аэропорта потерял связь с лайнером ТУ-134, выполнявшим рейс Минводы - Донецк - Иваново. Переговоры с бортом прервались при переходе с дальней связи на ближнюю. При этом было зафиксировано, что самолет находится на высоте ниже расчетной. В 22 часа 48 минут владельцы садовых участков, расположенных в непосредственной близости от поселка Лебяжий Луг (3 км от Иванова), увидели очень низко летящий самолет. По свидетельству одного из них, с самолета падали какие-то предметы. Через несколько секунд жители самого поселка услышали страшный грохот и увидели голубую вспышку, после которой во всем Лебяжьем Лугу пропал свет. Выбежав из домов, они обнаружили остатки разбившегося лайнера и вызвали спасательные службы. Через 6-7 минут прибыли первые, два милицейских УАЗика, приблизительно через час на месте катастрофы было поставлено оцепление из милиции и курсантов пожарного училища. К этому же времени выяснилось, что спасти кого-либо уже не удастся. Взрыва и пожара не было. С наступлением утра стала видна картина падения. Самолет шаркнул о верхушки деревьев опушки леса, снес высоковольтную опору (отчего и была голубая вспышка) и рухнул на небольшое поле в непосредственной близости от поселка. Около километра рассыпающийся фюзеляж волочило по земле, шасси и обломок одного из крыльев снесли стену у крайнего дома Лебяжьего Луга. Мария Федоренко, жительница этого дома, рассказала, что, проснувшись, была в первое мгновение просто поражена отсутствием стенки в квартире. Поиски останков заняли более трёх суток, сила удара была так велика, что некоторые из них оказались засыпанными землей. Установление личностей погибших было затруднено неразборчивой скорописью кассиров, отмечавших паспортные данные на корешках от билетов, посадкой самолета в Донецке, где вышло (и село) 27 человек, присутствием в салоне большого числа детей, на которых не было куплено билетов. 29 декабря 1992-года следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре России Владимир Федоров принял решение о прекращении дела. Вот его комментарий к результатам следствия. - Виновных нет. В живых. В результате, проведенного расследования мы пришли к выводу, что вся вина за авиакатастрофу полностью лежит на командире самолета Владимире Груздеве. Он, выполняя предпосадочные маневры, нарушил все, что только можно было нарушить, дезорганизовал работу экипажа, что и привело в конечном итоге к столь печальным последствиям. В ходе следствия мы изучали действия всех членов экипажи. В начале выдвигалась версия, что остальные тоже причастны к авиакатастрофе. Однако, расшифровка записей «черного ящика» показала, что команда авиасудна не причем. Более того, и второй пилот, и штурман пытались повлиять на действия своего командира. Однако их попытки ни к чему не привели. Возможно это покажется банальным, но авиакатастрофа стала следствием несостоявшихся отношений в экипаже. Когда одни человек - царь и бог, когда его действия невозможно оспорить, вмешаться... Это в общем и характеризовало микроклимат экипажа. В такой ситуации до беды один шаг. Он, увы, и был сделан.






Это тоже был конец августа....




#460 Позитиф :)






#461

- У вас нитки в продаже есть?
- Есть.
- А суровые?
- Да пиздец просто. Подойти боюсь!




#462

Женщине приятно, когда её сравнивают с кошечкой.
Вот скажи женщине такое, и она сразу представит себя независимой, изящной и свободной хищницей.
А вовсе не примитивной, волосатой, ссущей по углам истеричкой.





вкачать фото не удалось

глюкает страшно, так что добавил в галерею, там и можно посмотреть, если конечно, интересно на кого променял наш кент своих друзей (и не только меня)




Монах

ТО, ЧЕГО НЕЛЬЗЯ УВИДЕТЬ ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ
Волею судьбу в один из самых обычных дней, Каин оказался на одной из небольших вечеринок устраиваемых студентами для того, чтобы немного разнообразить свою и без того яркую жизнь. Каин долго думал о том, чтобы пропустить это мероприятие – однако там были почти все его преподаватели, и надо было, чтобы они его видели. Делать было нечего, Каин надел свой пиджак, чёрную рубашку и поехал туда
Он толком не знал, как оно называлось – знал только что будет это всё в УНИКСЕ, что за вход надо заплатить, что там будут выступления всякой самодеятельности (которую про себя иначе, чем само-надеянностью не называл) и, наконец, танцы. Ничего из перечисленного его особенно не привлекало.
Все его ожидания оправдались. После недолгой речи ведущего, превозносящего бла-годарность абсолютно всем, вечер открыли гитаристы самоучки. Длилось всё это около часа. Каин уже собирался уйти, когда заметил на сцене одно достаточно интересное лицо. Это был парень примерно его возраста, очень высокий и довольно жилистый; его суровое лицо обрамляли длинные прямые волосы чёрного цвета. В целом, парень производил гне-тущее впечатление – мрачный, во всём чёрном; он не произнёс ни единого слова – он только играл; и это была настоящая музыка. Каин удивился, как этот тип попал на сцену – по всему было видно, что никаких чувств, кроме страха, никто к нему не испытывал. Каин решил разыскать его после выступления. Когда гитарист доиграл, он поднял глаза на зал. Через мгновение Каин почувствовал на себе его тяжёлый взгляд, в котором, к его удивле-нию не было ни злости, ни какого-то другого чувства. Он просто изучал его. Это длилось недолго.
Спустя ещё полчаса всё закончилось и студенты вместе с преподавателями стали спускаться вниз, на банкет и дискотеку. Каин вышел в коридор и решил дождаться зага-дочного гитариста. Он не заставил себя долго ждать – Каин почувствовал чью-то руку на плече. Обернувшись, он увидел того, кого ждал.
- Монах. – Гитарист протянул свою руку.
- Каин. – Каин ответил на рукопожатие.
- Как ты здесь оказался? Судя по твоему виду, ты пришёл явно не на дискотеку и уж тем более не для того, чтобы слушать этих ослов; о моём выступлении ты знать не мог. Можешь не оправдываться, я следил за тобой. – Новый знакомый не стал тратить времени на ненужные разговоры.
- Я здесь затем, чтобы они не забыли, как я выгляжу…
- …иначе говоря, явка для тебя была добровольно-принудительной, верно?
- Да. А что тебя сюда занесло? Не думаю, чтобы и ты любил эти дискотеки.
- Я хотел показать им, что значит настоящая Игра… - тут он загадочно улыбнулся – а на Гордееву посмотреть ты не хочешь?
- На преподавательницу… - Каин не совсем понял усмешку собеседника.
- …вычислительных технологий. Верно. Ты хоть раз её видел?
- Нет – Каин начинал недоумевать.
- Тогда всё понятно. Пойдём, сам всё увидишь.
- Гитару с собой потащишь?
- Она мне не мешает. Я танцевать не собираюсь.
Они спустились вниз. За то время, пока они разговаривали, гости успели наскоро за-кусить, даже немного выпить и начали потихоньку выползать на танцпол. Гордеева уже была там. Монах молча кивнул в её направлении. Они начали продвигаться к танцполу. При виде них толпа расступалась в стороны, некоторые даже начали перешёптываться – их обоих знали многие и обоих опасались; это знакомство никому ничего доброго не предвещало. Все отлично знали, что связываться с ними достаточно опасно. Даже те, кто имел знакомства «на улице» предпочли уступить им дорогу. Монах лишь усмехнулся; Каину было всё равно. Они прошли мимо танцующих, и остановились возле динамиков, где им никто не мешал.
Они стояли в пяти шагах от того места, где танцевала Гордеева. В свои сорок с чем-то лет она ничем не отличалась от студентки–старшекурсницы – она выглядела молодо, вела себя как студентка и держалась со всеми на одной ноге. Роста она была чуть ниже среднего, была очень стройна и двигалась очень живо. Единственным, что выдавало её возраст, были руки – на них чётко выделялись сосуды и кости, но это можно было заме-тить лишь вблизи. Кроме того, как и у всякой женщины её возраста, уже намечалась спе-цифичная форма подбородка. Кроме этого, придраться было не к чему. Она носила очки, которые ей очень шли.
Нельзя было сказать, что танцует преподаватель – она танцевала намного лучше дру-гих, более того, она постоянно передвигалась по танцполу – ей не хватало места. Вокруг того места, где она танцевала, люди раздвигались, уступая ей место. Однако мало кто смотрел только на неё. Она двигалась как танцовщица – мелькали руки, талия – ноги во-обще на месте не стояли. Она танцевала легко, без устали и, казалось, могла протанцевать так целую вечность.
Каин не мог оторвать от неё глаз. Она была очень похожа на ту девушку из лагеря – те же движения, та же фигура, те же глаза. И не только это привлекало Каина. Он не мог не восхищаться этой женщиной. В её возрасте, думал он, за счастье быть похожей на женщину… не то чтобы даже танцевать. Каина привлекали такие женщины – у них было всё – внешность, мысли и чувства, которым девушки могли только позавидовать. Кроме того, у них должна была быть очень хорошая интуиция. В доказательство его размышле-ний, она заметила их двоих.
Сначала её взгляд остановился на Монахе. Он выражал лишь два слова - «опять ты!..». Несмотря на то, что во взгляде была ирония, казалось, что она побаивается своего поклонника. Монах лишь улыбнулся. Каина поразила эта улыбка. Это была улыбка силь-ного, уверенного в себе хищника; вместе с тем она была полна уважения.
Через мгновение она, не останавливая танца, уже смотрела на Каина. Она видела его впервые – у неё не было такой возможности раньше. Она слышала о нём от студентов и, неосознанно, хотела посмотреть на него. Со слов других он выглядел чрезмерно гордым и даже немного сумасшедшим; что ж, все мы немного сумасшедшие – думала она – кроме того, бывает и хуже… При этом она вспомнила его мрачного спутника. Ей стало не по се-бе. Она знала его достаточно хорошо, но что ожидать от него в любой момент она не зна-ла.
Но Каин ей понравился. Он был скромно, но очень хорошо одет – немного не по мо-де (могло показаться, что он старомоден), но никто на это не обращал внимания; он вёл себя сдержанно и внушал ей доверие. С трудом верилось в то, что он мог покалечить че-ловека безо всякого о том сожаления.
Она поманила его рукой, приглашая танцевать, но он лишь улыбнулся и отрицатель-но покачал головой. Так прошло часа полтора. Вскоре она стала собираться и, наконец ушла. Монах потянул Каина за руку и жестами предложил покинуть мероприятие (гово-рить было невозможно из–за музыки).
Когда они, наконец, покинули гудящее дешёвой музыкой от основания до крыши здание, Монах обратился к Каину.
- Я кое-что слышал о тебе. Тебя сейчас никто не ждёт… и не только сейчас. Верно?
- Да.
- Отлично. Тогда сейчас мы зайдём ко мне.
Спустя полчаса они уже подходили к дому Монаха.







© 1996-2010, СОЭКОН.