Эффективный персонал - растущий бизнес

19 лет успешной работы

Архив внутренней доски объявлений, часть 5 (12)

Для получения доступа к закрытому тестированию форума можно обратиться по электронному адресу, указанному ниже.

Приятного вам чтения!

P.S.: с любыми пожеланиями, предложениями, отзывами можно обращаться в e-mail admeister@mail.ru.






Заметки из крысиной норы...

Погода радует с каждым днем! Чувствуешь себя какой-то промерзлой офисной крысой, которая белый день видит только из окошка. Утром просыпаешься –– темно. От кровати возможно отодраться только при непосредственной помощи подъемного крана. Вечером выходишь из конторы –– опять темно. К семи возвращаешься домой, покрутишься чуть-чуть, ну, поешь, кино посмотришь и все –– время десять. Мои взлелеянные в мечтах «фоллауты» лежат неподъемным грузом –– даже прикасаться страшно, ибо «на поиграть» нужно как минимум часа два. А уж чтоб поностальгировать нормально –– так даже и подумать страшно.

Вообще, «Fallout» тема хоть и старая, но не утратившая своей актуальности. Помню, в первые пиратские версии рубиться было просто невозможно из-за соответствующего качества перевода. Ведь взять хотя бы «Dungeon Siege»… Тупо тыкай на любую фразу в диалоге –– не ошибешься. Но поскольку в «Fallout» общение строится нелинейно, то выбирать среди корявых предложений нужное –– крайне затруднительно. Поэтому лучше было приобрести английскую копию, нежели кусать пальцы, боясь, что после ошибочного обращения персонаж достанет плазменную пушку и отстрелит голову твоему герою. Теперь же, благодаря слишком уж припозднившимся стараниям «1C», можно насладиться родной речью, озвучкой и прочими фишками, которых так не хватало людям, не обремененным знанием иностранного языка.

Следующий объект моей ностальгической втычки был замечен на прилавке одного из павильонов «Горбушки». Увидев его, я сразу откатился лет на десять назад, когда покойный Сергей Супонев вел передачу про телевизионные приставки. Мы с другом пребывали в глухой оппозиции, на дух не перенося «Super Nintendo». «Sega Megadrive 2», «Sonic the Hedgehog» –– вот сфера наших тогдашних интересов. Потом все, конечно, смешалось: на передний план вышла сначала «Sony Playstation», следом «Sony Playstation 2», у большинства появились компьютеры с эмуляторами и кучей rom’ов… Но внутри осталось что-то такое теплое по отношению к маленьким коробочкам с джойстиками и картриджам.

И вот буквально в эти выходные, покупая МФУ в «Эльдорадо», я случайно узрел несколько разноцветных тетрисоподобных хреней под названием «Game Boy Advance» с теми самыми аркадами «вид сбоку», как раньше значилось в описаниях. Несколько минут пялился на Аладдина, точно такого же, как на «Super Nintendo» (оппозиция оппозицией, а на «Donkey Kong Country» дрочили все, кому не лень). Бля, я офигеваю, до чего дошел прогресс, хы-хы… И вроде купить не проблема, но возникает вполне резонный вопрос: нахуя? –– поезд, по ходу, уже уехал.

Время, безусловно, не щадит никого и несется вперед со спринтерской скоростью. Если раньше я сетовал на то, как медленно тянутся дни, то теперь только успеваю их считать. Что, сегодня понедельник? Ничего, оглянуться не успеешь, как оторвутся еще несколько листков календаря. Пиздец! А скоро ведь Новый Год… Кстати, вы уже решили, как праздновать и где?

Если же резюмировать, этот дурацкий сплин, похоже, как раз из-за безмерно радующей погоды. Когда же облака рассеются, все войдет в норму. Я так полагаю.

Удачного дня!




Манагер - 010

Рабочее утро в офисе всегда напоминало мне сборище пьяных муравьев, которые понимают, что необходимо напрягать извилины, но делать этого не в состоянии, поскольку мозг до сих пор разгорячен впечатлениями от прошедшего вечера. Крепкий кофе, сигареты, воспоминания, натужный смех –– естественное следствие междоусобных посиделок и полезный инструмент для вхождения в коллектив. До определенной степени, надо думать.

Человек, вращающийся в кругу себе подобных, в конечном итоге перенимает привычки и порядки, царящие в стаде. Вообще, стадное чувство –– беспроигрышный корпоративный инструмент, прививающий ответственность и осознание некой общности. Чем больше сотрудник увязает в этом топком болоте, тем проще и непринужденней становится общение с сослуживцами. Белыми воронами на фоне всеобъемлющей непосредственности выглядят, конечно же, люди семейные, отягощенные проблемами быта, влиянием своей незавидной участи, однако и они, как бы исподтишка, как бы поневоле, нет-нет, да и ныряют в омут неформального сосуществования.

Сколько себя помню, я неизменно обходил стороной фирменное братание. У меня будто срабатывал где-то упреждающий механизм: тебе ни к чему, забудь об этом. Я предпочитал находиться как бы поодаль, но и не выделяться на фоне остальных. Мой форт-пост располагался аккурат на границе, благодаря чему я прекрасно находил язык с любым, ведь сидел высоко да видел далеко.

Активно забиваемый в голову системный лозунг «один за всех и все за одного» на поверку оказывался толстенным рычагом управления, не позволяющим нарушать внутреннюю субординацию. Контора –– мать, контора –– отец, контора –– хлеб и соль. А внешнее –– это либо враги, либо конкуренты. Третья форма, партнерство, живет своей жизнь, но привито на родительский ствол, поэтому также крутится шестеренкой под волосатой рукой жирного босса.

Любой гражданин, как бы он не возвеличивал внутреннее эго в собственных глазах, остается рабом системы, которая характеризует статус его личности. И до тех пор, пока это простое правило ни усвоится, ни выучится наизусть –– пещера лузеров так и останется прибежищем несчастного.

Система правит этим миром, в приватном пространстве или в бизнесе. Разница лишь в своде правил. Но я никогда слепо не подчинялся им. Я сортировал возможные варианты, подстраиваясь и изворачиваясь, выбирая меньшее из зол. Меня забавляло это блуждание по лабиринту, поскольку в процессе мое естество закалялось, восприятие притуплялось, а достигнутые цели представлялись вполне собой разумеющимся результатом, который, впрочем, никакого удовлетворения не приносил. Реальность сурова, но что делать…


Я стоял на лестнице и курил, вместе с двумя пареньками из проектного отдела. Одного звали Саша Кудрявцев, другого –– Дима Кочетков. Хорошие, молодые специалисты, недавно закончившие институт. Обоим –– немного за двадцать. Саша был выше Кочеткова на голову, но при этом безбожно сутулился, напоминая перевернутый рыболовный крючок. Он говорил о каких-то своих друзьях, уехавших заграницу и хорошо там устроившихся. Дима слушал внимательно, периодически улыбался, кивал.

–– А я из России никогда не уеду, –– вырвалось у меня.

Ребята растерянно глянули в мою сторону, но переспрашивать не стали. Да и ни к чему, я бы все равно ничего толком не ответил. Мне просто так нравилось. Или я привык… В любом случае, мои доводы не пошли бы дальше этих утверждений. Поэтому случайно брошенная фраза оставалась лишь случайно брошенной фразой, не более.

Вернувшись на свое место, я открыл почту и без интереса просмотрел три письма, свалившихся на корпоративное «мыло». До десяти оставалось еще пятнадцать минут, но сосредоточиться на делах я не мог, лениво передвигая по экрану указатель мыши. Воображение рисовало картины гораздо красочнее, нежели беспорядок рабочего стола. Я размышлял о том, куда приглашу Евгению, в какой ресторан, и что буду при этом пить. Что будет пить она, вино или шампанское. И произойдет ли вообще это свидание.

Когда Нинок доложила о посетителе, золотые кисти художника добрались аж до самого алькова. Испугавшись подобной вольности, я поднялся с кресла, натянул на лицо дежурное выражение радости и отправился на встречу.

Женя сидела на небольшом кожаном диванчике для гостей и разглядывала стены, увешанные фотографиями наиболее масштабных объектов. Я подходил медленно, –– старался подходить медленно, –– потому что столь гармоничной картины не наблюдал уже довольно-таки давно. Очаровательная девушка –– в рубиновом пальто, высоких сапогах на шпильке, доходящих практически до колен, коротких брючках, легком шарфике на шее. Это соцветие прекрасного на фоне бескомпромиссного черного било в виски похлещи хорошего бренди.

–– Доброе утро, Евгения, –– поприветствовал я.

Девушка сложила губы в форме буквы «о», резко подобрала сумочку, полиэтиленовый пакет с символикой компании и поднялась. Я протянул руку, дабы, как в голливудских фильмах, прильнуть в поцелуе к ее руке, но, вовремя скорректировав действия с учетом окружающей обстановки, лишь неуклюже, как полный кретин, пожал пальцы.

–– Нормально добрались?

–– Нормально, –– ответила Женя и расправила шарф так, чтобы он повис на шее.

–– Ну… Может, разденетесь?

–– Было бы не плохо.

Я принял пальто и повесил его в шкаф.

–– Кофе?

–– Спасибо.

–– Нина, сделай нам, пожалуйста, две чашечки.

–– Да, Андрей Витальевич, –– как обычно наигранно отреагировала Нинок. –– Куда подать прикажете?

Порой, вне всяких сомнений, она перебарщивала.

–– В переговорную.

–– Хорошо, Андрей Витальевич.

Мы с Женей прошли по коридору и остановились на пороге вытянутой комнаты с длинным столом посредине, окруженном стульями, и двумя пластиковыми панелями на треногах в противоположных углах –– для визуальной информации.

–– Итак, с чего начнем?

–– Я привезла вам каталоги и…–– застрекотала Женя.

–– Может лучше на «ты»? –– перебил я.

Девушка опустила глаза и едва заметно улыбнулась.

–– Так проще, мне кажется. Для работы и для общения.

–– Не возражаю, –– кивнула она. –– Так вот, я привезла… тебе каталоги и прайс-листы. Цены в них розничные, но, как и обсуждалось, скидку мы оговорим отдельно. Насколько понимаю, поставщик у… тебя уже есть?

Ее старание выговаривать «ты» невероятно умиляло.

–– Да, не скрою, у меня уже есть поставщик. Даже несколько поставщиков.

–– Разумеется. А мы можем сделать сравнение по позициям, чтобы я представляла конкурентоспособность предложения?

–– Конечно. Одну минуту.

Выйдя из кабинета, я отправился к своему шкафу, где находилась подборка различной технической документации. Выудил наугад несколько прайс-листов и двинул обратно. По пути наткнулся взглядом на Нинок, трудившуюся у кофе-машины. Она состроила ехидную мину и заговорщицки зашептала: «Какая милашка, Боже ты мой». Не обращая внимания на этот выпад, я проследовал далее.

–– Ну-с, что мы имеем? –– Я разложил бумаги, деловито нахмурился и приготовился слушать.

Женя открыла первую страницу, подвела к выбранной наугад позиции свой изящный пальчик с золотым колечком и, чтобы запомнить, прочитала вслух характеристики оборудования. Затем обратилась к своему прайс-листу, найдя аналогичную модель.

–– Отлично! –– воскликнула она. –– Так и думала!

Я придвинул свой стул ближе, и наши головы практически соприкоснулись. В нос ударил приятный аромат духов, а по спине поползли мурашки. Как в детстве, когда отец щекотал мне бока.

–– Вот, обрати внимание, –– произнесла Женя. –– Вентиляторы практически идентичные, но наши стоят на порядок дешевле, хотя по качеству ни в чем не уступают.

«На порядок дешевле», конечно, была слишком громкая фраза для двадцати долларов, поэтому я отнесся несколько скептически к столь поверхностному анализу, но вида не подал.

–– Да, действительно, –– озадаченно сказал я. –– Если, как ты говоришь, в качестве никакой разницы нет…

–– Если и есть, то она минимальная, –– вставила Женя.

–– Хорошо. Если все так, то, как гласит рекламный лозунг, зачем платить больше?

Девушка одобрительно хихикнула.

Вдруг в дверной наличник постучали. На пороге стояла Нинок с подносом в руках.

–– Кофе заказывали? –– спросила она.

–– Да, спасибо, –– ответил я.

Нинок прошла в переговорную, поставила поднос на стол и, подбоченившись, произвела ревизию:

–– Два эспрессо, сливки, если угодно, сахар или сахарозаменитель.

Она определенно издевалась.

–– Именно. Большое спасибо.

А я упорно не подавал виду.

–– Если что-то потребуется, я здесь, неподалеку.

–– Будем иметь в виду.

Когда Нинок вышла, Женя приподняла брови и поинтересовалась:

–– Она всегда такая странная?

–– О, сущие пустяки, не обращай внимания, –– поспешил успокоить я. –– Вернемся к делу.

На поверку предложение Евгении оказалось откровенной ерундистикой. Неизвестное оборудование продавалось практически по тем же ценам, что оборудование от известных шведских производителей. Только если у своих поставщиков я сразу, с первого же звонка, имел скидки от тридцати процентов, Женя хотела втащить меня в накопительную систему, дав на старте всего-то двадцать. Однако не суть… Помимо сотрудничества она обозначила еще один, тот самый, способ выкачивания денег из корпоративного кармана.

Схема выглядела на удивление просто, даже изящно: Евгения предоставляла определенный белый процент, значащийся во всех счетах и сметах, но сверх него перечисляла некую сумму на мой лицевой счет, заведенный в любом банке. Таким образом, дисконт мог варьироваться в пропорциях один к двум или один к трем, на мое усмотрение. Уследить перемещение наличных средств для Федора представлялось делом проблематичным, поскольку во главе кавалькады стоял я, и я же подбирал дилеров. А уж маржа между закупочной ценой и розничной –– это еще тот пластилиновый комок, позволяющий творить с собой чудеса. Все зависело от наглости и желания раскатать его в длиннющую колбасу.

Я наморщил лоб, затем встал и захлопнул дверь.

–– А вот это уже интересно.

Уголки губ Жени поползли вверх. Наверное, не я один реагировал подобным манером.

–– То есть, чем больше ты у нас покупаешь, тем внушительней сумма попадает в твой карман, –– резюмировала девушка.

Внутренне я позабавился, ведь картина кардинально менялась, и если раньше я умасливал заказчиков толстым слоем откатов в надежде на взаимодействие, то теперь точно также умасливали меня. В уме я уже прикидывал объемы и выручку. По мелочи, конечно, размениваться не хотелось, чтобы не вызывать подозрений, но на крупных объектах сработать можно было легко.

Я отпил кофе и посмотрел Жене прямо в глаза.

–– Ты меня просто-таки озадачила.

В ответ она лишь пожала плечами, дескать, обязанности такие.

–– А возможен вариант с наличкой? –– задумчиво спросил я.

–– Конечно. Только в этом случае цифра подбивается под конец месяца.

–– Почему? Сразу нельзя что ли?

–– Сразу не получится. Бухгалтерия готовит сводный отчет по контрагентам и проверяет отдельно по каждому –– отсюда задержки… Поэтому они берут паузу и в завершении расчетного периода расплачиваются.

–– Ясно. Ясно-ясно, –– я чесал затылок и не знал, как вести себя дальше.

–– Может… Может, поужинаем как-нибудь вместе? –– вдруг вырвалось у меня. –– Ну, то есть, я имел в виду, если тебе удобно, если есть возможность, желание, чтобы, так сказать, я смог домыслить некоторые моменты, а потом уж решить, ты понимаешь?

–– Это что, приглашение на свидание? –– Почему-то на лице Жени не отразилось и тени удивления.

–– Нет, это не свидание… точнее свидание, но… деловое, –– я бормотал какую-то околесицу, продолжая теребить пальцами свой затылок.

–– И все-таки?

Я буквально ощущал на черепе давление невидимого обруча, сужавшегося с каждой секундой. Связки слов разлетались, словно зеркальные осколки, смысл терялся, и я все более отклонялся от намеченного маршрута.

–– Понятно, все это глупо, ты вправе отказаться, и мне вовсе не стоило…

–– Когда? –– настойчиво поинтересовалась Женя.

–– Что когда? –– в недоумении переспросил я.

–– Когда состоится это, как ты выразился, деловое свидание?

–– Свидание? –– я замялся.

–– Да, чтобы ты решил все окончательно.

Трясущимися руками я выудил из кармана мобильный телефон, запустил ежедневник и принялся прокручивать дни, прикидывая наиболее оптимальный вариант. Со стороны, наверняка, мои манипуляции выглядели смешно и комично, но, черт возьми, я волновался как ребенок. Вовсе не такой представлялась ситуация, когда моя самоуверенность обыгрывала детали. Но поспешность порой дает самый непредсказуемый результат.

–– Как насчет пятницы? –– наконец наобум ляпнул я.

–– Нет, пятница не подойдет, у меня планы, –– ответила Евгения.

–– Планы?.. Да-да, понимаю, пятница-пьяница… Тогда, может быть, четверг?

–– А вот четверг годится, –– девушка закрыла прайс-лист и убрала его в фирменный пакет, который затем положила передо мной. –– Тогда договорились?

–– Договорились.

Я проводил Женю до самых дверей. Помог ей одеться, вновь неуклюже пожал пальцы и распрощался. Встреча получилась короткой, скомканной, а мои надежды разговориться разбились о возможность дополнительной прибыли. Я, словно старый скряга, проецировал суммы прошлых договоров на новую лазейку и где-то внутри, то и дело, нажималась кнопка «итого». Цифры росли, множились. Желудок крутило от досады. Жадность не была моей отличительной чертой, отнюдь, но когда незнание порождает упущенные бонусы, становится горько и обидно за собственную недальновидность.

–– Ну что, испортил малышку? –– откуда-то издалека послышался голос Нинок.

Не обращая внимания на ее слова, я развернулся на пятках и отправился на лестницу, дабы как следует обмозговать все в клубах сигаретного дыма.

Поведение девушки, определенно, показалось мне странным. Однако почему бы не отнести его к стремлению перевыполнить план? Я ведь тоже ужинал с заказчиками, ездил к ним в загородные резиденции, всячески стелился и рвал жопу, надеясь убедить в выгодности предложения. Мои губы также подергивались улыбкой, когда у какого-нибудь жирного чинуши, при упоминании об откате, загорался жадный огонек в глазах. Впрочем, принадлежность к сильному полу в большинстве случаев оправдывала мои действия. А подвижки Евгении в данном направлении завели в тупик. Неужели я превращался в мерзкого сноба?..

Касательно денег, в голове уже рождались наполеоновские планы на будущее. К примеру, я мог подобным образом договориться с прочими поставщиками и просить их отстегивать некий процент, неучтенный в официальной скидке. Соответственно, по бумагам проходило бы все четко, а в реале копался бы длинный обходной путь, скрытый от близорукого руководства. Правда, надлежало этот путь достойно замаскировать. Положим, прикрыв листками «черных» контрактов или приходно-кассовых ордеров.

Затушив окурок, я двинулся обратно. На входе в офис столкнулся нос к носу с Федором, который, судя по верхней одежде, собирался на выезд.

–– Привет, Андрей! –– бросил он как-то вскользь и отвел взгляд в сторону.

–– Добрый день!

Тут разъехались створки лифта, и директор скрылся в его утробе.

–– Ты чего такой смурной, не дала? –– расхохоталась Нинок при моем появлении.

–– Дала, еще как дала, –– задумчиво сказал я.

–– Так в чем же дело?

–– А дело в том, Нина, что я пока не взял, понимаешь? Хочется и колется. Но перспективы уж больно хороши.

Нинок мгновенно успокоилась, потянувшись рукой к моему лбу.

–– Ты здоров?

–– Здоровее не бывает. –– Я перехватил ее руку и поцеловал, вымученно улыбнувшись.

–– Может, терапия требуется, м-м-м?

–– Нет, Нин, спасибо, не сегодня. Настроения нет.

–– Все нервы вымотали Андрюшеньке, да?

–– Скорее жадность вымотали Андрюшеньке, –– брякнул я и поплелся к своему столу.

P.S. Поздравляю, вы одолели практически половину!





Чуть не купила фотик - остановил здравый смысл и практичность...
пару недель подожду :)

Генеральная уборка похерилась медным тазом... таз был в руках у лЕни )))

Лежу на диване и пинаю балду - могу себе позволить, кстати :)

И НИЧЕГО НЕ ХОЧЕТСЯ!




Только что пришла в голову идея: Предлагаю на недельку махнуться жизнями! Как в "Чумовой пятнице", например. Внесем разнообразие в серые будни :)
Кто согласен поднимите руки :)




клубника способствует эротическому словосочетанию и слогоумножению )




будничное

Уважаемые телезрители и все сочувствующие!

Программа телепередач на завтра:
Заказать задник для прессухи.Подготовить раздатки для прессыПодобрать оформление залаРасписать пресс-показ
Обзвонить номинантовДописать второй блок сценария (там где все радуются и апплодируют =) )
Сделать прогон с ведущимиРасписать фуршетНе забыть напечатать дипломыПри этом помнить про остальные заведения, остро нуждающиеся во всякой полиграфической мелочовке.Сделать отчет по затратамПомыть машинуПосетить солярийПерекраситься в рыжий, дабы соответствовать ситуации ))И все это до обеда ))




http://kristinalasker.livejournal.com/66833.html - из списка выполнен пока только пункт 12 )), и как назло пошел дождь )))
Ну что за невезение-то, а?




Вчера не было возможности добраться до ЖЖ, так что, пользуясь случаем, я, с задержкой в один день,
поздравляю прекрасную распрекрасную





Грустно.
Вроде все хорошо.. но чего-то внутри у меня клокочет.. чего-то чувствует мое нутро.
Как вы обычно избавляетесь от подобных состояний?
Напиться - не вариант )




А где все?  Обновление френд-ленты - 1 пост в час... Это не нормально!




Жара способствует стихосложению, но из-за неё же, катастрофически лень всё это безобразие, которое возникает в голове, конспектировать. Че делать?




Восемь легендарных фильмов с Чарли Чаплином ждут своей очереди - ушла смотреть!




Терпение - это добродетель!




А я сегодня весь день устраиваю скандалы. Несущественные, но ГРОМКИЕ, как в фильмах с Софи Лорен. Ору, топаю ногами, бью посуду, швыряю все со стола на пол одним взмахом руки )) В общем развлекаюсь...
Вот и сейчас свербит в одном месте - НАДО УТРОИТЬ СКАНДАЛ!!! (Даже Чаплин не смотрится)
Ой, что щас будет )))




"Жара" напророчила жару! Черт бы побрал эти шедевры кинопроката )))




Весна принесла новые состояния.
Проснулась с мыслью, что очень хочу настоящую семью.
Не как у меня, а чтобы любовь, понимание, взаимопомощь и чувство локтя было.
Вижу цель - не вижу препятствий!




Пара строк о стриптизе

   
С понятием стриптиз я была знакома давно, но весьма поверхностно.

    Пару лет назад мой кругозор значительно расширился - меня попросили подменить ди-джея в одном ночном стриптиз клубе. Надо сказать, мне повезло, поскольку это произошло аккурат на предновогодней неделе, и мне представилась возможность увидеть что такое стриптиз во всей его красе, да еще и при полном зале.

     До этого момента у меня было весьма скупое представление о стриптизе и формах его подачи. Все мои знания сводились к тому, что во время стриптиза девушки красиво раздеваются под медленную музыку, но, как оказалось, это лишь малая часть большого сложного механизма обольщения.

   

Стриптиз - это воистину ИСКУССТВО сексуального обольщения, и этому нужно долго и упорно учиться.
Спешу разочаровать тех, кто считает, что для того, чтобы "трясти обнаженной грудью" перед мужчиной - много ума не надо - одного лишь знания нескольких поддержек на пилоне (так на профессиональном сленге называется шест) и красивой фигуры не достаточно, чтобы стать успешной и востребованной исполнительницей в жанре стриптиз.

Стриптиз - это одна из многих форм танца, как то джаз, латина, белли-дэнс и прочее, и как любой танец, стриптиз - это колоссальная работа, упорные тренировки, продуманный, четкий рисунок танца и весьма значительная доля импровизации.

     Однажды увидеть стрип-танец не достаточно, для того, чтобы понять всю сложность и очарование непривычной для слуха русского человека профессии - исполнительница жанра стриптиз. Да, как бы это странно не звучало, стриптиз - это еще и профессия. Я поняла это гораздо позже, когда по воле случая я попала в святая святых стриптиз-клуба - гримерку. Нет, я не пришла туда танцовщицей, у меня были несколько иные статусы и совершенно другие задачи.

    В этот раз я вернулась в "Купидон" (а именно так называется заведение, в котором я подменяла ди-джея на новогодних праздниках) уже в статусе арт-директора, и задача у меня была понять всю суть, как говориться, изнутри.
Первое, что привлекло мое внимание - это удивительная атмосфера, царящая в гримерке. Это слаженный, дружный коллектив. Здесь все делают одно дело и делают его профессионально. Здесь есть свой сленг, свои традиции, свои правила и свои законы. Вопреки бытующему мнению, танцовщицы в клубе - это исключительно танцовщицы, и все, что не включено в Крейзи Меню - запрещено! Предупреждая любые саркастические замечания скажу: секс с клиентом стоит в списке срожайщих ТАБУ любой уважающей себя танцовщицы, и поэтому верх интима, включенный в Крейзи Меню - это "воплощение сексуальных фантазий клиента В ТАНЦЕ"!

 Пара слов про Крейзи Меню:
Это "Сумасшедшее меню" есть в каждом стриптиз-клубе. Туда включено обычно все, что не входит в ежевечернюю программу заведения и основной упор сделан на приватность. Основные позиции Крейзи Меню - это персональные услуги для клиентов: приватный танец - так называемый lap-dance; приватный танец в Private Room, во время которого клиент остается тет-а-тет с танцовщицей - но, еще раз повторюсь, все что происходит в Private Room - это исключительно танец.

     К сожалению, во Владимире не так много исполнительниц, кто безупречно владеет техникой стриптиза, но, повторюсь, одной лишь техники в этом деле не достаточно. Можно безупречно владеть своим телом, прекрасно исполнять сложнейшие элементы на пилоне, обладать шикарной внешностью, но при отсутствие "секса в глазах"  все эти навыки теряют свою ценность. Именно поэтому, каждая девушка, работающая в клубе должна быть личностью, должна быть настоящей женщиной, а так же интересной и живой собеседницей - вот что ценится клиентами в первую очередь.

     Яркое и зрелищное действо - это еще одна составляющая удивительного искусства соблазнения в танце. Среди гостей клуба встречаются и такие, кто ждет настоящего танцевального шоу, ярких массовых номеров, удивительных перевоплощений и, наконец, некой "перчинки" в монотонной, медленной волне эротики. Таким образом, стриптиз, вопреки моим первоначальным представлениям - это не только медленное обнажение под медленную музыку, но и полный спектр зрительных и слуховых образов, созданных с помощью танца.

     И, наконец, стриптиз - это театр, это удивительная череда маленьких эротических этюдов, сценических миниатюр и невыдуманных историй. Это чарующий мир красоты, пластики, желания и мнимой вседозволенности. Это возможность на миг ощутить новое влечение и, порой, весьма неожиданные эмоции. Это яркий мир фантазий и свобод их воплощения - в танце, разумеется.









© 1996-2010, СОЭКОН.